Компьютер-Информ || Архив || Рубрики || Поиск || Подписка || Работа || О "КИ" || Карта


ИТ в правовом поле


Применение ИТ в защите своих интересов при столкновении с правоохранительными и судебными органами

О. Андронова, editor@ci.ru


Более года тому назад я опубликовала статью "Применение ИТ в защите своих интересов при столкновении с правоохранительными и судебными органами" (http://www.ci.ru/inform23_06/it2.htm) о том, как подала в суд на противоправные действия сотрудников милиции.

Цель второй статьи - та же, что и у первой: рассказать, как можно использовать информационные технологии, внедренные-таки в работу различных государственных органов, в отстаивании своей позиции в судебном процессе. Я надеюсь, исходя из собственного, теперь уже двухлетнего опыта, помочь согражданам, вынужденным доказывать совершение в отношении их правоохранительными органами противоправных действий и искать возмещение нанесенного им вреда в судах различных инстанций. И поддержать их морально в нелегком деле.

Продолжение, начало в №№ 11, 12 "КИ"

Все нужные для суда документы при малейшей возможности пытайтесь получить сами. Воспользуйтесь адвокатским запросом. Или пишите письма - в прокуратуру, начальству ваших обидчиков, прочим государственным властям. Ответы будут (если будут) разные. На нестыковках и ловите. И помните: Федеральный закон РФ от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" устанавливает не только обязанности госчиновников всякого рода в срок отвечать на ваши обращения, но и сами сроки:

"Статья 12. Сроки рассмотрения письменного обращения.

1. Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения.

2. В исключительных случаях, а также в случае направления запроса, предусмотренного частью 2 статьи 10 настоящего Федерального закона, руководитель государственного органа или органа местного самоуправления, должностное лицо либо уполномоченное на то лицо вправе продлить срок рассмотрения обращения не более чем на 30 дней, уведомив о продлении срока его рассмотрения гражданина, направившего обращение".

Так, постоянно жалуясь (и обжалуя) действия Выборгской прокуратуры, мне удалось в один из визитов туда по вызову обнаружить номер той самой инструкции, по которой действует (и которую нарушил) сотрудник ИЦ ГУВД С. В. Левин, когда ставил мою машину в угон. Это приказ министра МВД 752 от 12.07.2000 г. "Об утверждении наставления НПО формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек ОВД РФ".


Ведите точный учет отправленных писем, храните квитанции на почтовые отправления, храните конверты, в которых пришли ответы. Так, мне кассационное представление прокуратуры на решение судьи, поддерживающее мою позицию в суде, а не мнение судьи, выслали не 27 декабря 2007 года, когда оно было зарегистрировано в суде, а 18 января 2008 года, в пятницу, да еще и на конверте указали неправильный адрес. А заседание городского суда было назначено на 22 января 2008 года. Вот и добывай точку зрения прокуратуры в срок как умеешь. Моей представительнице удалось - в канцелярии городского суда, хотя там и ворчали, и уверяли, что имеют право не дать посмотреть, и отсылали в районный суд - мол, там должны были ознакомить. А г-н Шашкин на мою жалобу и вовсе ответил, что раз моей представительнице все же удалось ознакомиться, то и претензия на задержку, мол, смысла не имеет. В общем, крутитесь сами, как знаете.


Добытая собственными усилиями информация может дать неожиданный эффект. В моем случае ряд запросов судьи Масленниковой Л. О., как признало ее начальство в лице председателя суда г-на Шашкина В. А., содержали "технические ошибки". Что привело не только к потере времени, но и к весьма неприятным результатам. Так, из ответов на письма В. Ю. Пиотровскому я получила не только документы, которые судья сумела 5 месяцев не получить, но и узнала много интересного и полезного, в том числе про "технические" ошибки Масленниковой Л. О. Она в запросе в ИЦ ГУВД по моей машине указала не тот номер. ИЦ ГУВД, тем не менее, ответил. Судья же ответ на свой запрос с искаженным номером автомобиля в дело вставлять не стала. Хотя обязана была - это же не ее личная переписка, а судебное дело. И новый запрос взамен своего ошибочного посылать не стала. Если бы я увидела ответ на неправильный запрос, я бы ее заставила. А так - "не удалось - не больно-то хотелось". Ну, мне-то хотелось, но без обращения напрямую в ГУВД узнать было негде.

Еще любопытнее вышло с ее запросом в те две организации, где я лечилась - Мариинскую больницу и в Первый медицинский университет. Мои медицинские документы были в июне судьей получены для судебно-медицинской экспертизы и после нее так и хранились в сейфе суда. Судья заинтересовалась тем, могла ли я там лечиться бесплатно. Хотя ходатайства такого про две больницы никто не заявлял, и логично этот вопрос было задать страховой компании, обязанной оплачивать лечение. И в формулировке запроса допустила ложную информацию. Очередная "техническая" ошибка. Уж не знаю, какие такие мои медицинские документы и кому еще потребовались после выводов СМЭ? Но после составления судьей в ноябре запроса тут же нарисовалась на пороге Первого медицинского женщина, представилась сотрудником Смольнинского суда, заявила о запросе от имени судьи Масленниковой Л. О. и потребовала выдать все мои медицинские документы, какие у них еще оставались. Секретарь в приемной проректора по лечебной работе Первого медицинского университета попросила предъявить какой-нибудь официальный документ, подтверждающий полномочия. Женщина обещала, что все "придет на факс", а она пока "прогуляется до архива". Так после отповеди секретаря по пути в архив и растворилась.

Попытка выудить персональные данные без ведома гражданина в данной конкретной ситуации нарушает целый букет законов: ст. 23 Конституции РФ, ст. 9 Декларации прав и свобод человека и гражданина, ч. 1 ст. 61 Основ законодательства РФ, Указ президента РФ "Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера" № 188 от 6 марта 1997 года, Федеральный закон РФ "О персональных данных" от 8 июля 2006 года, ст. 3 Федерального закона РФ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" от 8 июля 2006 года и ст. 137 Уголовного кодекса РФ.

Следственное управление Петроградского района в ответе на мою жалобу факт прихода некоей женщины в Первый медицинский университет зафиксировала. Но председатель Смольнинского суда Шашкин В. А. на все мои просьбы провести служебную проверку ответил отказом. Хотя понятно, что выяснять надо сначала в возглавляемом им суде: судья Масленникова должна знать, кому она выдавала свои запросы. Предлог для отказа проводить служебную проверку Шашкин нашел любопытный: раз не смогли из-за бдительности сотрудников Первого медицинского ничего заполучить, значит, и выяснять тут нечего. То есть, не удалось довести преступление до конца - значит, его и не было. Вот такое понимание смысла законов у председателя суда г-на Шашкина.

Интересно, а эта логика в прочих делах используется? Например, пытался киллер кого-то убить, да прохожие помешали. И чем киллер виноват? Уж так сразу и судить! Пусть пока погуляет, опыта наберется.

Напомню - г-н Шашкин В. А. еще и совет судей возглавляет в нашем городе.

С помощью заявлений в прокуратуры разных уровней я узнала ФИО сотрудника ИЦ ГУВД, который поставил мою машину в угон, и с кем именно он договаривался. Не сразу - получила я серию отказов прокуратуры Выборгского района СПб в возбуждении уголовного дела, но из-за постоянного потока моих обращений кого-то надо было найти виновным. Потому что из справки ГИБДД следовало, что машину поставили в угон НА СЛЕДУЮЩИЙ день после угона и возвращения. Как ни крути, а на простую ошибку не вытягивало. Кто-то должен был стать виновным. И прокуратура Выборгского района у своих местных милиционеров ошибки не нашла, а ФИО виновного из ИЦ ГУВД обнаружила. И мне выдала официальный ответ: ставил Левин, а Кутин с ним по телефону не разговаривал. Хотя Левин об этом разговоре рассказал. Подтвердить факт телефонного разговора между Левиным и Кутиным можно было бы - "Северо-Западный Телеком" выдает справки о факте телефонного соединения. Но судья мне в очередной раз в ходатайстве отказала. Ну, в самом деле - мало ли о чем могут в 3 часа ночи звонить из ИЦ ГУВД в район. А когда Левин рассказал о содержании беседы, получился в суде и вовсе скандал (см. далее).


Еще совет: фотографируйте свое дело регулярно, желательно - после каждого его пребывания в руках судьи. Так, по фотографиям я обнаружила, что судья Масленникова в мое дело вложила свое решение по иску некоего гражданина Германии. Что получил из суда бедный немец, прикупивший в Питере квартиру - не знаю. Но до сих пор пытаюсь в суде узнать, что там на моих страницах должно было быть на самом деле.


Сразу заявляйте ходатайства о вызове нужных вам свидетелей, даже если это милиционеры, и они вряд ли станут выступать в вашу защиту.

Тут два момента. Во-первых, свидетели дают показания под подписку об уголовной ответственности. И я воочию увидела, как эта самая подписка меняет памятливость милиционеров.

Так, капитан Тарасов, давая в первый раз показания у судьи Матусяк вскоре после происшествия в качестве свидетеля, расписавшись под статьями об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, на протокол заявил, что ни меня, ни происшествия наглухо не помнит. Совсем никак. А у судьи Масленниковой как ответчик более чем через год без всякой такой подписки все вспомнил въяве и рассказал про мои истошные получасовые крики в 78 ОМ, практически разбитое стекло дежурной части, громкую матерную ругань и попытку прорыва, при которой я могла попасть - страшное дело! - в оружейную комнату. (Правда, врачи, ссылаясь на мои заболевания позвоночника, подвергли обоснованному сомнению возможность стучать по стеклу, а гипертонический криз и кетоацидоз и вовсе отметили как несовместимые с буйным поведением и громкими криками. Ну, да судья Масленникова вообще к показаниям врачей отнеслась скептически и наделала в своем решении своих личных медицинских умозаключений).

Единственный милиционер, Хохлов С. Н., согласившийся прийти в суд и давший показания в пользу Тарасова и Кирильченко под подписку, 4 (четыре) раза за 10 минут своих показаний повторил: "Женщину я не видел. Женщина, вы ведь меня не видели?". Он путался в показаниях о времени происшествия, о присутствии сотрудников милиции в отделе, о последовательности действий. Но зато рассказал, что слышал чьи-то крики, (хотя сам уверял, что сына моего заставил выключить телефон только потому, что в отделении все время очень шумно и ничего не слышно даже из-за зуммера сотового телефона). И ему товарищи сказали, что это я кричу. Ну, нелюбопытный оказался г-н Хохлов, так и не вышел посмотреть, кто ж там стекло ломает, кричит на весь отдел милиции громким голосом и прорывается с боями в оружейную комнату. Ну, может он и прав - а вдруг бы прорвалась мамочка нервная?

Кстати, при проведении служебной проверки по требованию УСБ вообще не нашлось ни одного милиционера, который дал бы показания. Лежит в деле служебной проверки листик от некоего милиционера Ковалевского Сергея Анатольевича, который сообщает, что ничего не видел и не слышал, потому что в тот день не работал. Больше никто не захотел поучаствовать. Вот так на людей подписка действует. И ее животворящее отсутствие.

Во-вторых, если судья вам откажет в вызове свидетелей - это будет основанием для подачи жалобы в тот же Страсбургский суд. Мы ходатайствовали о вызове:

1. Начальника 78 ОМ, который проводил служебную проверку по указанию УСБ, и ничего не нашел, а мне одновременно выслал письмо со словами "Тарасову строго указано на недопущение впредь подобных фактов";

2. Старшего офицера, который в ночь с 13 на 14 апреля 2006 года прекратил безобразия в 78 отделе милиции;

3. Жительницы нашего микрорайона, также ставшей жертвой деяний капитана Тарасова (городской суд рекомендовал ее заслушать);

4. Бывшего директора центра фармацевтической информации Администрации города, который уж точно знал, было ли возможно бесплатное лечение в моем случае;

5. Милиционерши, которая приняла у меня заявление в 20 отделе милиции Выборгского района об угоне машины и чьи ФИО стояли в справке ИЦ ГУВД с примечанием "ставила она".

Судья во всем отказала. Ей, по ее словам, и так все было понятно. Кто б сомневался в ее прозорливости?!


Пишите все судебные заседания на диктофоны - сразу два, цифровой и ленточный. С цифрового удобно восстанавливать записи, ленточный - как доказательство.

Так, в моем случае, зав. отделом ЛО СМЭ, заявил: "Мы все исследовали, и считаем, что у нее была серьезная опасность для жизни, и согласно Правилам определения тяжести вреда здоровью у нее был тяжкий вред здоровью ...в ночь с 13 на 14 апреля 2006 года". Под пером судьи Масленниковой фраза получилась смешная до слез: "У нее был тяжкий день здоровью... в ночь с 13 на 14 апреля 2006 года". Дни здоровья по ночам не проводят, поэтому мы подали замечания на протокол, и пришлось судье исправлять оригинальное творчество секретаря. По закону в том числе судья подписывает протоколы и удостоверяет их правильность.

Именно на диктофон нам удалось зафиксировать ответ сотрудника ИЦ ГЦВД Левина С. В. на вопрос о том, почему он, нарушая закон, занес мою машину в базу данных угнанных:

Левин: Нет, я еще раз повторяю: с дежурным из 20 отдела милиции я созвонился. ... Он мне во всех прелестях описал заявительницу и сказал, что наверно надо ставить (смех в зале).

Судья: Вот перерыв объявим и посмеемся все.

Андронова: Расскажите нам, пожалуйста, чем же Кутин вас убедил, говоря, что надо поставить мою машину в угон?

Судья: Снимаю этот вопрос. Это не имеет никакого отношения к обстоятельствам дела.

Андронова: У нас в исковом заявлении сказано...

Судья (перебивает): Присаживайтесь. Я сняла этот вопрос.

Адвокат Михеевский: А можно тогда я иначе поставлю? А каково было содержание беседы с Кутиным все-таки, если вы на нее ссылаетесь, и отрицает ее Кутин? Что он такого сказал про заявительницу, что побудило вас поставить машину в угон?

Судья: О содержании разговора между милиционерами суд вопрос снял... Сейчас мы еще будем обсуждать, как сотрудники милиции общаются. И что они друг другу говорят про заявительницу.

Смею полагать, что я разозлила милиционеров тем, что работать заставляла за выплачиваемые мной налоги. И даже денег не посулила.

Мы пытались выяснить и зафиксировать умысел виновного милиционера. Нам ведь надо было доказать именно умысел. Но судья, разозлившись, пригрозила адвокату написать на него какое-то замечание (или представление). В общем, организовать адвокату неприятность, если он будет настаивать на своем вопросе. А на меня судья Масленникова просто орала так, что воздух звенел. Вот пример еще одного диалога в суде:

Андронова (Тарасову): В судебном заседании 26 сентября 2006 года вы дали подписку о предупреждении об ответственности в рамках Уголовного кодекса за дачу ложных показаний. После чего вы дословно сказали: "Я не помню инцидента с участием истицы. Я не узнаю никого из присутствующих". Получается, что через 4 месяца после этого происшествия вы меня не узнали в зале суда, хотя я вас опознала, свидетели могут подтвердить, а вы не помнили, что со мной было. Хотя вы должны были на меня составить протокол об административном правонарушении. Я чуть не разбила стекло.

Повторяю - то были ваши показания под подпиской об уголовной ответственности. Почему человек меня вспомнил через год? Почему в зале суда недолго после происшествия вы меня не узнали, а узнали более чем через год, когда, по вашим словам, вы услышали мою речь? В зале суда вы дословно сказали: "Я услышал речь истицы, сумму иска, и ее вспомнил".

Тарасов: У меня потерпевший задержанный ассоциируется с какими-то формами личности, с выражением лица, с мимикой. Вот только на этом. Я не могу помнить фамилию, имя. Поэтому я и вспомнил.

Андронова: Вы сказали, что я ассоциируюсь мимикой и словами. Вы говорили ранее, что я только матом ругалась. Объясните, какие мои слова напомнили вам мат? Я кричала громко?

Тарасов: Вы ведете себя неадекватно. Даже судья Вам делал замечания.

Андронова: Извините, но кричит у нас именно судья, а я ни разу за год не повысила в суде голоса.

Тарасов: У меня ответов больше нет.

Масленникова: Все. Я приношу извинения за свой крик, да, действительно, я не сдержалась, но ситуации бывают разные.

Андронова: А я никогда ни в каких ситуациях не кричу...

Масленникова: Честь вам и хвала.

Андронова: Потому что знаю как диабетик, что могу умереть в случае проявлений несдержанности - криков и прочего.


Ищите нужные вам милицейские внутренние документы в Интернет. Именно там я нашла Инструкцию 174дсп - на нее ссылались в громком деле об избиении в 2004 году милиционерами молодежи в г. Благовещенске, Башкирия. (Кстати, там суды все еще идут, но сроки милиционерам выписывают условные). Если не найдется текст, то найдется хотя бы ссылка на нужный вам документ. А я нашла и затребовала нужные мне материалы через суд. Если назвать номер документа и его название, - суду придется его запрашивать, хотя бы в виде выкопировок.


Ищите информацию в Интернет в блогах и на форумах. С одной стороны, становится страшно, когда на твой запрос вываливается множество жалоб на аналогичные нарушения прав человека при общении с отечественными правоохранительными органами. И судами, кстати, тоже. Зато есть коллективный разум - ссылки на законы и описание способов защиты. И просто человеческое сочувствие. Фактически, большой социологический опрос. Напомню, в Древнем Риме привилегированные граждане пытались ввести для рабов туники с полосой, которая показывала бы в любой толпе, что они - люди второго сорта. И отказались от своего намерения, когда поняли, что тогда рабы поймут свое численное преимущество, и могут восстать. Количество жалоб в Интернет - это и есть наши полосы на туниках. Чужое горе не радует, но помогает переживать свое и бороться.

Продолжение в следующем номере



Рубрики || Работа || Услуги || Поиск || Архив || Дни рождения
О "КИ" || График выхода || Карта сайта || Подписка

Рассылка анонсов газеты по электронной почте

Главная страница

Сайт газеты "Компьютер-Информ" является зарегистрированным электронным СМИ.
Свидетельство Эл 77-4461 от 2 апреля 2001 г.
Перепечатка материалов без письменного согласия редакции запрещена.
При использовании материалов газеты в Интернет гиперссылка обязательна.

Телефон редакции (812) 718-6666, 718-6555.
Адрес: 196084, СПб, ул.Заставская, д.23, БЦ "Авиатор", 3-й этаж, офис 307
e-mail: editor@ci.ru
Для пресс-релизов и новостей news@ci.ru